Иностранные подданные в Беларуси (в конце XVIII – начале ХХ в.)

Обложка сборника «Беларусь и война 1812 года»


Содержание

Предисловие

Список сокращений

Раздел I. Законодательство Российской империи о правах и обязанностях иностранных подданных

Раздел II. Военнопленные иностранцы на территории Беларуси

Раздел III. Иностранное землевладение. Участие иностранных колонистов, специалистов, управляющих в сельском хозяйстве Беларуси

Раздел IV. Участие иностранцев в инвестировании и организации ремесленного и промышленного производства, строительстве путей сообщения и объектов городского коммунального хозяйства на территории Беларуси. Иностранные рабочие и ремесленники

Раздел V. Деятельность иностранных подданных на территории Беларуси в области науки, образования, медицины и искусства

Раздел VI. Социальные и экономические условия жизни и деятельности иностранцев на территории Беларуси

Раздел VII. Минское иностранное общество в 1795–1858 гг. Немецкая колония в Гомельском имении князя Паскевича-Эриванского в 1862–1869 гг.

Именной указатель

Географический указатель

Список фондов Национального исторического архива Беларуси, использованных при составлении сборника


Предисловие

Письменные источники свидетельствуют, что с давних времен иностранцы с разными целями, чаще торговыми, посещали территорию современной Беларуси и селились здесь. Об условиях проживания немцев на землях Полоцкого и Витебского княжеств сказано в договоре Смоленского князя Мстислава Давыдовича, заключенном с Ригой и Готским берегом, вместе за Смоленск и князей Полоцкого и Витебского в 1229 г.: «Бог того не дает, оже разбой по грехом приходиться межи Немцы и Руси, что за что плотити, абы мир не разрушен, абы… Немцычю любо было…» [1]. В конце XIII в. Рижский магистрат подал жалобу Витебскому князю Михаилу Константиновичу на обиды и притеснения, где рассказывается о разбойных нападениях и грабежах рижских немцев, прибывших торговать на Витебщину [2]. О присутствии и деятельности иностранцев свидетельствует такой важнейший источник, как Статут Великого Княжества Литовского 1588 г.

Положения Статута определяли равенство иностранцев и местных жителей перед судом и законом и одновременно указывали, что «чужеземцам не должны давать всякие чины вряды, а пришлым людям с других государств не давать оседлости» [3]. Даже в случае пожалования иностранцу оседлости за особые заслуги он обязан был прежде принять присягу «о том, что должен быть верным и доброжелательным тому государству Великому Княжеству Литовскому так, как и местные жители, и нести службу Земскую государству» [4]. Статьи Статута рассматривали также вопросы защиты чужеземцев и наказание их за проступки [5].

Постановлением Сейма Речи Посполитой (Конституцией) 1775 г. было разрешено иностранцам, проживавшим в Великом Княжестве Литовском, приобретать имения с крестьянами, но разрешение это считалось временным и 8 января 1820 г. Высочайше утвержденным Мнением Государственного совета Российской империи было отменено [6], и таким же Мнением 17 февраля 1825 г. предписана продажа таких владений в трехлетний срок [7]. В первые годы после присоединения территорий современной Беларуси к Российской империи в результате трех разделов Речи Посполитой в 1772, 1793 и 1795 гг. было издано несколько царских и сенатских указов и распоряжений, регулировавших правовые вопросы на новых землях. Так, царским указом от 16 августа 1772 г. «О принятии под Российскую Державу уступленных от Польши провинций…» белорусскому генерал-губернатору З.Г. Чернышеву предписано «О произвождении суда и расправы в настоящих служебных местах по тамошним правам и обычаям» [8]. В царском указе Сенату от 23 апреля 1793 г. «О присоединении к России от Польши некоторых областей и об учреждении из оных губернии: Минской, Изяславской и Брацлавской» также утверждалось: «…до надлежащего по всем частям распоряжения Суд и расправу в тех имениях оставить на правах Польских, отправляя оныя именем и властию Нашею» [9]. Непосредственно положения иностранцев, проживавших здесь, касались указы Сената «О распространении указа 1762 г. Июня 30 об апелляционных сроках на Белорусские губернии» от 8 декабря 1781 г., который был принят вследствие рапорта губернского прокурора Полоцкого наместничества Менделеева «по челобитью иностранца Матеуша Кубовского на бывшего в 1 Департаменте того ж Верхнего земского суда заседателя Иосифа Бризинского» [10]; «О запрещении Белорусским владельцам отдавать имения свои в заклад и на аренду заграничным и неприсягнувшим на верность России шляхтичам» от 16 июня 1782 г. [11]; «О дозволении Могилевскому Архиепископу определять к Римско-католическим церквам в должности иностранцев, но с тем, чтобы они давали предварительную присягу на подданство» от 28 февраля 1784 г. [12]; указ Сената полоцкому и могилевскому генерал-губернатору П.Б. Пассеку «О допущении выходцев из-за границы вступать в подданство России» от 9 мая 1785 г. [13], царский указ белорусскому генерал-губернатору П.Б. Пассеку «О наблюдении за поведением приезжающих иностранцев» от 26 апреля 1794 г. [14]. В целом, положения Статута Великого Княжества Литовского действовали в Витебской и Могилевской губерниях до 1831 г., в Минской, Виленской и Гродненской – до 1840 г. [15].

Предлагаемый читателю сборник документов «Иностранные подданные в Беларуси» – своего рода продолжение инициативы отечественных и зарубежных исследователей, работы которых представлены публикациями в рамках серии «Беларусіка–Albaruthenica» [16], некоторыми отдельными изданиями и статьями [17], а также кандидатской диссертацией М.М. Елинской [18]. С другой стороны, данный сборник в определенном смысле является откликом на характерную для современной российскиой исторической науки тенденцию, выраженную, в частности, в монографиях и очерках [19], сборниках статей [20], диссертациях [21], справочных изданиях [22] и, наконец, в сборниках документов [23].

Особое место в российской историографии, на наш взгляд, занимает изучение конфессиональной стороны жизни и деятельности иностранцев в Российской империи [24]. Следует заметить, публикации по интересующей нас проблеме имели место и в дореволюционный период [25].

Как видно из приведенного нами перечня изданий, наибольшее внимание в российской науке уделяется именно выходцам из Германии, лишь небольшой процент публикаций посвящен пребыванию на территории Российской империи голландцев, бельгийцев, британцев, французов и др. Кроме того, документальных сборников, обеспечивающих исследователя соответствующей источниковой базой, на сегодняшний день в России издано немного. Поэтому публикация сборника «Иностранные подданные в Беларуси», в каком-то смысле, является оптимальным вариантом для разрешения сложившегося дисбаланса.

Публикуемые документы отражают время пребывания белорусских земель в составе Российской империи с конца XVIII до начала XX в. Хронологические рамки сборника обусловлены составом архивных фондов и прежде всего тем обстоятельством, что именно в этот период, характеризующийся распадом феодальных отношений и началом формирования капитализма, рассматриваемые процессы проникновения иностранных трудовых ресурсов и капиталов на территорию Беларуси становятся все более интенсивными, разнообразными и глубокими.

В географическом отношении сборник охватывает Минскую, Витебскую и Могилевскую губернии, что связано с наличием документов, хранящихся в Национальном историческом архиве Беларуси и отложившихся в фондах учреждений, функционировавших в указанных губерниях [26]. Прежде всего в губернских правлениях, канцеляриях губернаторов, губернских казенных палатах, городских думах и управах, ремесленных управах, палатах уголовного и гражданского суда, губернских, уездных и городских полицейских и жандармских управлениях, православных и римско-католических духовных консисториях, евангелическо-лютеранских приходах.

Губернские правления были учреждены: в Минской губернии – 12 декабря 1796 г., в Могилевской и Витебской – 27 февраля 1802 г. В их функции входило административное управление губернией, обнародование законов, указов, надзор за их исполнением, вопросы финансов, землеустройства, здравоохранения, просвещения, вероисповеданий. Существовали до 1917 г.

В фондах этих учреждений сохранились документы, касающиеся разных аспектов присутствия и деятельности иностранцев на территории вышеуказанных губерний: объявления законов и указов Сената, регламентирующих эти вопросы, списки и ведомости проживавших иностранных подданных, соответствующие статистические сведения, представляемые в МВД и по запросам иностранных консульств, постановления по прошениям о выдаче паспортов на пребывание и о карательных мерах за нарушение паспортного режима. В фондах губернских правлений имеются документы о разрешении или запрещении иностранцам заниматься предпринимательской или иной деятельностью, приобретать землю и другую недвижимость.

В этих же учреждениях рассматривались вопросы о принятии иностранцами российского подданства, о выдаче им разрешений на выезд за границу. Комплекс документов отражает положение военнопленных, захваченных в ходе войн Российской империи и оказавшихся на территории Беларуси: списки военнопленных, рапорты военных, полицейских и гражданских чиновников о положении и условиях содержания военнопленных, об использовании их на государственных, общественных и других работах, прошения и решения по вопросам принятия ими российского подданства или об отправке на родину. Наиболее полно эти документы сохранились в фондах губернских правлений Минской и Витебской губерний. В фонде Минского губернского правления только за 1866–1888 гг. имеется более 150 дел по прошениям иностранцев о принятии российского подданства (Ф. 299. Оп. 2). С событиями Первой мировой войны связаны документы, отражающие вопросы ограничительных мер в отношении подданных воюющих с Россией государств, в том числе отчуждения землевладений и другой недвижимости, принадлежавшей не только иностранным подданным, но и выходцам из иностранцев, принявшим российское подданство.

В документах губернских правлений содержатся сведения о деятельности религиозных учреждений иностранных конфессий, принятии иностранцами православия. Все вышеперечисленные стороны жизни и деятельности иностранцев нашли свое отражение и в документах исполнительных органов губернских правлений – их канцелярий. В фондах канцелярий минского, могилевского, витебского гражданских губернаторов, канцелярии генерал-губернатора витебского, могилевского и смоленского сохранилось множество источников: ведомости и списки иностранцев, прибывших и проживавших на территории губерний, ведомости фабрик и заводов с указанием сведений об иностранных владельцах, специалистах и рабочих. Ценным для освещения рассматриваемой темы является такой вид документов, как билеты (паспорта), выдаваемые на проезд или проживание в губернии, в которых содержатся сведения о том, откуда прибыл иностранец, с какой целью, его профессия, состав прибывшей с ним семьи, возраст, внешние приметы. Как правило, в делах о выдаче этих документов приложены прошения иностранцев, рапорты земских исправников с указанием обстоятельств их пребывания. Иногда в таких делах помещены целые списки иностранцев, прибывших по приглашениям помещиков или владельцев предприятий для земледельческих, ремесленных и других работ.

В фонде «Канцелярия минского гражданского губернатора» хранятся дела о выдаче паспортов иностранным подданным за 1843–1916 гг. (Ф. 295. Оп. 1, 2), «Канцелярия витебского гражданского губернатора» – за 1827–1916 гг. (Ф. 1430. Оп. 1), «Канцелярия могилевского гражданского губернатора» – за 1846–1883 гг. (Ф. 2001. Оп. 1). За отдельные годы имеются журналы регистрации и алфавиты выданных паспортов. Канцелярии губернаторов выдавали также документы на выезд иностранцев за пределы Российской империи. С началом Первой мировой войны развернулась массовая высылка их из белорусских губерний во внутренние территории России. Сохранилось множество документов: прошений об отмене депортации или о возвращении из ссылки, постановлений и предписаний об исполнении принятых решений по этим делам, содержание которых рисует тяжелое положение людей, оказавшихся в условиях военного времени.

Важнейшими источниками для освещения вопросов учета иностранцев, причисления их к органам местного самоуправления, налогообложения как сохранивших свой статус, так и принявших подданство России являются документы фонда «Минская казенная палата». К сожалению, документы такого рода в фондах Витебской и Могилевской казенных палат практически отсутствуют. Ревизские сказки – документы ревизий (народных переписей), которые проводились в белорусских губерниях Российской империи начиная с 1795 г., содержат следующие сведения об иностранцах, проживавших в помещичьих имениях и занимавшихся ремеслом, о сельскохозяйственных колонистах, о мещанах, проживавших в городах и местечках: состав семьи с указанием возраста, места проживания, в более ранних ревизских сказках имеется указание профессии, населенного пункта, откуда прибыл иностранец. Всего было проведено 6 ревизий – в 1795, 1811, 1816, 1834, 1850, 1858 гг. Наиболее полно документы ревизских сказок иностранцев сохранились по Минску 1795 г. (Ф. 333. Оп. 9. Д. 10), за 1811 г. (Ф. 333. Оп. 9. Д. 195), за 1816 г. (Ф. 333. Оп. 9. Д. 102), по г. Минску и Минскому уезду за 1834 г. (Ф. 333. Оп. 9. Д. 276), ревизские сказки вюртембергских колонистов Минского уезда за 1858 г. (Ф. 333. Оп. 9. Д. 969).

После ревизии 1858 г. вплоть до 1890-х гг. писались дополнительные ревизские сказки, которые оформлялись на отдельное лицо или семью в связи с дополнением более ранних сказок, с изменением их статуса. Особенно много таких документов было составлено на иностранцев, принявших подданство России и причисленных к крестьянским или мещанским обществам Минской губернии, в 1885–1891 гг. (Ф. 333. Оп. 9. Д. 881, 882, 884, 1181).

В фондах органов местного самоуправления «Минская городская управа» и «Витебская городская управа» документы, касающиеся иностранцев, относятся к концу XIX – началу XX вв. и содержат сведения об участии иностранных специалистов и предпринимателей в развитии городского хозяйства, о владении иностранцами недвижимости в этих городах. Фонд «Витебская городская управа» располагает обширным комплексом документов за 1895–1919 гг. о деятельности бельгийского акционерного общества «Витебский трамвай», которое положило начало развитию трамвайного транспорта в Беларуси, а также первым предприняло электрификацию г. Витебска (Ф. 2496. Оп. 1). О Витебской городской управе, заключившей в 1882 г. договор об устройстве в городе водопровода с английскими предпринимателями (Ф. 2496. Оп. 1. Д. 476). Фонд «Витебская ремесленная управа» содержит документы о подтверждении или присвоении квалификации иностранным мастеровым, причислении их в цехи и защите прав (Ф. 2505. Оп. 1).

Условия работы иностранных рабочих контролировались старшими губернскими фабричными инспекторами, в компетенцию которых входил также надзор за их страхованием, за использованием на предприятиях труда военнопленных (Ф. 311, 2592). Документы фонда по Могилевской губернии не сохранились.

Пребывание и деятельность иностранцев на территории губерний находились под надзором полиции. Решение гражданских и уголовных дел с их участием осуществлялось Палатами уголовного и гражданского судов (в 1831–1867 гг.), затем Соединенными палатами уголовного и гражданского судов (в 1867–1883 гг.), Окружными судами (в 1883–1918 гг.). В фондах этих учреждений отложились документы о спорах и правах владения имуществом, приобретения и наследования, об осуществлении ввода во владение, о преследовании за уголовные правонарушения. Решение более мелких дел, например, о просрочке паспорта, за мелкое воровство и другие провинности находились в ведении уездных судов, существовавших до 1883 г. Городские полицейские управления осуществляли сбор информации о проживающих иностранцах, представляли их списки и свидетельства о благонадежности в вышестоящие органы, рассматривали прошения о разрешении выезда за границу России. В период Первой мировой войны эти учреждения выявляли сведения об иностранном землевладении (Ф. 300. Оп. 1. Д. 70), об иностранцах – владельцах предприятий (Ф. 300. Оп. 1. Д. 66).

О наделении выходцев из иностранцев казенными землями, о привлечении к размежеванию иностранных землемеров имеются сведения в фондах губернских управлений государственных имуществ (Ф. 27, 2514, 2189).

Документы, касающиеся конфессиональных вопросов, отложились как в фондах вышеуказанных губернских правлений, так и в фондах непосредственно религиозных учреждений. Большинство из прибывавших иностранных подданных были либо католиками, либо лютеранами. Документы Минского, Могилевского, Полоцкого и Витебского евангелическо-лютеранских приходов собраны в коллекцию «Евангелическо-лютеранские церкви Беларуси» (Ф. 1952). В состав коллекции входят метрические книги о родившихся, бракосочетавшихся и умерших по Могилевскому приходу за 1892–1899, 1901–1914 гг. (Оп. 7. Д. 1–21), по Полоцкому и Витебскому приходам за 1834–1902, 1905–1913 гг. (Оп. 4. Д. 1–26), по Минскому приходу за 1875–1885, 1887–1889, 1895–1896, 1898–1902, 1906–1914 гг. (Оп. 8. Д. 1–36). Помимо метрических книг, в этом фонде имеются другие документы о деятельности Минского евангелическо-лютеранского прихода: дело о строительстве в г. Минске в 1841 г. кирпичной лютеранской церкви (Оп. 1. Д. 47); книга регистрации рождений, крещений, бракосочетаний, разводов, смерти по Слуцкому евангелическо-лютеранскому приходу за 1846–1864 гг. (Оп. 1. Д. 66); алфавитный указатель крещений по Минскому приходу за 1852–1879 гг. (Оп. 1. Д. 78); адресная книга членов Минской лютеранской общины за 1908–1909 гг. (Оп. 1. Д. 242); материалы приходского училища за 1907–1913 гг. (Оп. 1. Д. 240) и другие документы.

Записи о рождении, бракосочетании и смерти иностранных подданных римско-католического вероисповедания содержатся в сохранившихся метрических книгах костелов Минской и Могилевской консисторий. Имеются также метрические книги отдельных костелов, располагавшихся на территории бывших Виленской и Гродненской губерний, по современному административно-территориальному делению Республики Беларусь входящих в состав Минской, Витебской, Брестской и Гродненской областей.

Иностранные подданные после принятия подданства Российской империи часто переходили в лоно православной церкви, что давало привилегии при приобретении земли и в решении других вопросов.

Документы о принятии православия, метрические книги по церквам, в которых имеются записи о рождении, бракосочетании и смерти, а также и сохранивших свой статус иностранных подданных, хранятся в фондах Минской и Могилевской духовных православных консисторий (Ф. 136, 2301).

Подытожив вышесказанное, можно констатировать, что объем фондов, содержащих документы о присутствии иностранцев на территории Беларуси в рассматриваемый период, достаточно обширен. Наиболее полно они сохранились в фондах Минской и Витебской губерний за середину XIX – начало XX в. и позволяют установить причины и цели их приезда, правовую основу, конкретные факты проживания и деятельности, оценить вклад в развитие производства, предпринимательства, науки и культуры.

Из выявленных источников для публикации в данном сборнике было отобрано 276 документов из 45 архивных фондов, в которых отражены наиболее важные и характерные сведения по рассматриваемой теме.

Сборник состоит из семи разделов.

I раздел включает законодательные акты [27], постановления органов государственной власти и управления, регламентирующие пребывание и деятельность иностранцев – всего 35 документов. На территории белорусских губерний действовали законодательные акты, определявшие положение иностранцев на территории всей Российской империи, а также законы, касавшиеся непосредственно западных территорий. Россия относилась к тем европейским странам, в сфере частного права которых не существовало резкого различия между иностранными и российскими подданными. Иностранцы не допускались на государственную службу, за исключением только учебного ведомства. Им были доступны сословные права – приобретение личного почетного гражданства учеными, крупными промышленниками и торговцами, вступление в цехи, освобождение от телесных наказаний для дворян. Они ограничивались в свободе передвижения: для приезда в Россию требовался национальный паспорт, по приезде в обязательном порядке получали разрешение на жительство сроком на 3 месяца, затем по истечении 6 месяцев необходимо было получить русский паспорт. В сфере имущественных прав с 1887 г. иностранцы, проживавшие в западных губерниях, в том числе Витебской и Минской, были ограничены в приобретении земли вне городов, наследование недвижимости допускалось только в том случае, если наследник поселился в России до 14 марта 1887 г. [28].

II раздел содержит 22 документа, освещающих условия пребывания и содержания на территории белорусских губерний военнопленных, захваченных в ходе войны 1812 года, Крымской войны 1853–1856 гг., русско-турецкой войны 1877–1878 гг. и Первой мировой войны, использования их труда на различных работах, правила принятия российского подданства, причисления к местным мещанским обществам: предписания губернаторов, рапорты и донесения воинских и полицейских чинов, членов органов местного управления, списки военнопленных, их прошения по различным вопросам.

III раздел (40 документов) освещает вопросы иностранного землевладения в белорусских губерниях, привлечения иностранных рабочих и колонистов для занятия в сельскохозяйственном производстве, участия иностранных специалистов и управляющих в совершенствовании приемов обработки земли, разведении новых сельскохозяйственных культур и пород скота, в управлении имениями и хозяйствами. Они внесли большой вклад и в развитие садоводства, так как очень часто помещики, желавшие устроить свои сады, не находили на месте хороших садоводов [29]. Зачастую иностранцы привлекались к работе в помещичьих лесах. Иностранные колонисты прибывали в Минскую, Витебскую и Могилевскую губернии преимущественно из Пруссии и Австро-Венгрии. Несмотря на то, что иностранные поселения здесь были не столь многочисленны, как в поволжских и южных губерниях России, где к середине XIX в. насчитывалось 505 иностранных колоний [30], все же они оказали существенное влияние на развитие сельского хозяйства на территории Беларуси. Многие из них впоследствии приняли православие, российское подданство, приобрели или были наделены землей и остались здесь навсегда.

IV раздел (57 документов) раскрывает участие иностранных подданных в инвестировании и организации ремесленного и промышленного производства, строительстве путей сообщения и объектов городского хозяйства. Архивные документы: свидетельства и аттестаты о владении ремеслом, прошения о причислении в цехи, паспорта на проживание в белорусских губерниях, прошения, контракты и разрешения местных властей на открытие фабрик и заводов, строительство железных дорог и городских объектов, списки рабочих разных отраслей производства освещают применение труда мелких иностранных ремесленников в конце XVIII – середине XIX в. и создание значительных для того времени предприятий, бурное строительство сети железных дорог и других объектов с применением иностранного капитала, рабочих и специалистов во второй половине XIX – начале XX в. Хорошо известны одна из самых мощных в России спичечных фабрик «Прогресс-Вулкан» и фанерная фабрика в Пинске австрийских предпринимателей Иосифа Гальперина и братьев Лурье, бельгийская льнопрядильная фабрика «Двина» в Витебске, арендованная французами шелковая фабрика в им. Лохозва Новогрудского у. и др. Французские и английские капиталы пришли на территорию Беларуси со строительством Петербургско-Варшавской и Динабургско-Витебской железных дорог, бельгийцы создали акционерное общество «Витебский трамвай» [31]. Иностранные ремесленники привнесли на территорию Беларуси опыт в изготовлении традиционных для их родных мест товаров: швейцарские сыроделы и кондитеры, немецкие пивовары и колбасники, турецкие булочники. Роль иностранцев в промышленном производстве Беларуси трактуется историками по-разному. По мнению Д.А. Дудкова, владельцы мануфактурно-фабричных предприятий – иностранцы занимали господствующее положение в некоторых отраслях [32], по другим данным в 1860–1890 гг. они составляли только 2, 29% [33]. Однако нельзя не признать, что иностранные промышленники, ремесленники, рабочие внесли определенный вклад в развитие Беларуси, оставив свой след в нашей истории.

V раздел включает 31 документ, отражающий деятельность иностранных подданных на территории Беларуси в области образования, науки, культуры и искусства. Состав документов архивных фондов НИАБ не позволяет полно раскрыть вклад иностранцев в вышеуказанных отраслях, однако очевидно, что более всего они привлекались в качестве преподавателей учебных заведений, домашних учителей и воспитателей. В области медицины и фармации иностранные подданные также занимали особое положение.

Сведения о гастролях иностранных артистов и музыкантов известны только по рапортам полицейских чиновников о состоявшихся представлениях, однако, безусловно, их присутствие было более значительно. «В XIX столетии в белорусских городах и местечках чешские и словацкие музыканты довольно часто приглашались для работы в качестве дирижеров оркестровых коллективов и преподавателей музыки в школах. В Бобруйске, например, в разное время работали дирижерами музыканты И. Булва и Ф. Шпачек, в Борисове – В. Гелцл, в Гомеле – Г. Мраз, в Заславле – Д. Градовский. Много лет в Несвиже и других городах Белоруссии учителем музыки работал чешский композитор Йозеф Вашак» [34].

VI раздел, в который отобрано 67 документов, представляют статистические сведения о количестве иностранцев, проживавших в Минской, Могилевской и Витебской губерниях, раскрывают социальные и экономические условия жизни и деятельности иностранных подданных. Законодательством Российской империи иностранцы были наделены значительными правами: правом заниматься ремеслом и предпринимательством, возможностью сохранения своего подданства и принятия российского подданства, свободы вероисповедания и отправления религиозных обрядов, принятия православия, вступления в брак с российскими подданными, получения образования и др. Российское правительство предпринимало действия по привлечению иностранных поселенцев на бывшие польские территории, к их укоренению. Однако к концу XIX в. последовали меры, ужесточавшие порядок принятия иностранцами российского подданства, ограничивавшие их имущественные права, свободу предпринимательства и имевшие целью противодействовать колонизации западных губерний страны выходцами из Австрии и Германии. Данные за 1895 г. «указывали на то, что две трети натурализовавшихся иностранцев принадлежало к числу лиц, занимающихся промышленной деятельностью» [35]. С началом Первой мировой войны положение иностранцев на прифронтовых территориях значительно ухудшилось. Был принят ряд законоположений: «О прекращении землевладения и землепользования австрийских, венгерских или германских выходцев в приграничных местностях» [36], «Об утверждении Положения об Особом Комитете по борьбе с немецким засильем» [37] и др. Общественное мнение требовало «устранить из пограничных областей не только немецких подданных, но даже и тех немцев, которые приняли русское подданство. Для этой цели явилось бы необходимо нужным прежде всего отчуждение в пользу государства всей поземельной собственности, принадлежащей в пограничных губерниях немецко-австрийским подданным, или русским подданным того же происхождения» [38]. Большинство иностранцев было выслано в Саратовскую, Оренбургскую, Псковскую и другие губернии.

VII раздел составили документы (всего 24), относящиеся к деятельности Минского иностранного общества, образованного при Минском магистрате и просуществовавшего до середины 50-х гг. XIX в., а также Вотчинного управления гомельским имением князя Паскевича-Эриванского. К Минскому иностранному обществу были причислены иностранцы, проживавшие не только в Минске, но и в других городах Минской губернии. В 1816 г. оно насчитывало 71 члена, и их поверенный Шмидт уплатил в городовой магистрат 346 руб. 12 коп. серебром податей. В разное время Минское иностранное общество возглавляли Иоган Мейзнер, Матеуш Вроблевский, Иоган Банцлебан. Материалы официального делопроизводства Вотчинного управления гомельским имением князя Паскевича-Эриванского позволяют представить все этапы пути иностранных колонистов из зарубежных контор по вербовке переселенцев до места прибытия в Могилевскую губернию, условия найма, землепользования, организацию труда и быта переселенцев.

Настоящий сборник подготовлен в результате работы над темой «Пребывание иностранных подданных в Беларуси в конце XVIII – начале XX в. (по документам НИАБ)», утвержденной к исследованию на Ученом совете архива в 2000 г.

Документы сборника не смогли в полной мере осветить все вопросы, связанные с присутствием иностранных подданных в белорусских губерниях, а некоторые не затронуты вовсе, что обусловлено составом документов и недостаточной их сохранностью.

Сборник включает документы, отражающие события на территории Минской, Витебской и Могилевской губерний в современных границах Беларуси.

* * *

Данный сборник является первым опытом комплексной публикации архивных документов, свидетельствующих о пребывании и деятельности иностранцев в Беларуси. В его основу легли не публиковавшиеся ранее материалы официального делопроизводства учреждений и организаций, действовавших на территории Витебской, Минской и Могилевской губерний в период с конца XVIII до начала XX в.

Документы издания расположены по тематическо-хронологическому принципу, объединены в семь разделов и имеют сплошную нумерацию.

К каждому документу составлен редакционный заголовок, который включает в себя порядковый номер публикуемого документа, дату по старому стилю, наименование разновидности документа, указание адресанта (автора) и адресата, краткое содержание. В тех случаях, когда точную дату создания документа установить не удалось, в квадратных скобках приводится наиболее вероятная дата. При наличии в документе оригинального заголовка последний, с сохранением его стиля и оформления, приводится вслед за редакционным заголовком.

Легенды к документам содержат поисковые данные – номера фондов, описей, единиц хранения (дел), листов, а также указание на способ воспроизведения текста – рукописный, печатный или машинописный. Так как все документы, включенные в сборник, хранятся в Национальном историческом архиве Беларуси, название архива опущено. Многие публикуемые документы составлены на типографских бланках или гербовой бумаге, что специально оговаривается в легенде.

В подстрочных примечаниях излагается содержание сопровождающих текст документа приписок и резолюций, печатей и штампов, зачеркнутых слов или фраз, перевод иностранных слов и выражений. При наличии в тексте ссылок на указы верховной власти в примечаниях указывается местонахождение указа в Полном собрании законов Российской империи. Местами подстрочные примечания содержат пояснения к публикуемому тексту.

Имеющиеся в документах подписи по возможности расшифровываются и при публикации не выделяются. Если подпись прочесть не удалось, в подстрочном примечании указано «Подпись неразборчива».

Делопроизводственный номер и дата получения документа адресатом, а также приписки «Копия», «Циркулярно», «Секретно» и т.п., если они присутствуют в самом документе, указаны непосредственно перед текстом.

Если текст документа расположен в деле на нескольких листах, то номера соответствующих листов указываются при публикации прямо в тексте в квадратных скобках и выделяются курсивом. В случае расположения текста документа на одном листе номер этого листа указывается только в легенде.

При археографическом оформления текста были использованы «Правила издания исторических документов в СССР» (М., 1990). Впрочем, от этих «Правил» было решено сделать ряд существенных отступлений с учетом отечественного опыта некоторых документальных публикаций последних лет [39].

Для данного сборника характерно смешение элементов обоих – дипломатического и научно-критического приемов передачи текста документов, когда последний передается в частичном соответствии с особенностями оригинала: сохранены его орфография, синтаксис и пунктуация, стилистические особенности, а также имеющиеся в тексте сокращения, в том числе и не общепринятые, которые раскрываются в квадратных скобках; буквы «і» («и» десятеричное), «ъ» (ер), «›» (ять) нами опущены или заменены на их современные эквиваленты (по техническим причинам). Передача текста документов дипломатическим приемом, на наш взгляд, позволяет в некоторой степени сохранить их первозданность, передать так называемый дух эпохи, когда они появились.

Бoльшая часть документов публикуется в полном объеме. Остальные документы ввиду наличия в них сведений, не относящихся к теме сборника, даются в извлечениях, что оговаривается в легендах словом «Фрагмент». На месте опущенного текста ставится отточие в квадратных скобках.

Сборник сопровождается научно-справочным аппаратом, состоящим из предисловия, списка сокращений, географического и именного указателей.

В географическом указателе представлены название, статус, местонахождение объекта и соответствующий ему номер документа. Если в тексте документа местонахождение объекта не указано, его локализация осуществлялась с помощью дополнительной справочной литературы. В случае невозможности определения принадлежности того или иного населенного пункта к уезду, губернии или стране после их названий следует вопросительный знак в круглых скобках. Все географические названия даны в тех формах, в которых они фигурируют в документах. При наличии нескольких вариантов наименования одного и того же объекта предпочтение отдано форме, наиболее часто встречающейся в документах. Одноименные населенные пункты, имеющие разный статус (имение, местечко, урочище) и локализованные в одной местности, представлены в общей позиции.

В именной указатель внесены все имеющиеся в документах фамилии, имена и отчества, в том числе на иностранных языках, с пояснениями о роде деятельности, занимаемой должности, подданстве их носителей. Члены семейств перечислены вслед за их главами под одним номером документа. В большинстве случаев вместе с именами крупных фигур – императоров, министров, губернаторов – в круглых скобках указаны годы их жизни.

В работе над сборником принимали участие сотрудники Национального исторического архива Беларуси:

  • Вернер И.Л., ведущий научный сотрудник отдела научного использования документов и информации – составление сборника, выявление и отбор документов, основная часть предисловия.
  • Антонович З.В., заведующая отделом автоматизированных поисковых систем – составление именного указателя.
  • Врублевский В.В., ведущий научный сотрудник отдела публикации документов – составление географического указателя.
  • Снапковский Ю.Н., главный архивист отдела публикации документов – составление именного указателя.
  • Яцкевич Д.Л., заведующий отделом публикации документов – историографическая и археографическая части предисловия.

Составитель сборника выражает благодарность С.А. Рыбчонку за участие в разработке структуры сборника, сотрудникам архива Г.М. Брегеру и Д.В. Лисейчикову за помощь при переводе посемейного списка иностранных жителей Минска за 1795 г. с польского языка на русский, а также всем, кто принимал участие в работе над сборником.

И.Л. Вернер

Ссылки:

1. Витебская старина. Т. 1 / Сост. А. Сапунов. Витебск, 1883. С. 15.
2. Там же. С. 22–25.
3. Статут Вялікага княства Літоўскага 1588 года: Тэксты. Даведнік. Каментарыі / Рэдкал.: І.П. Шамякін і інш. Мн., 1989. С. 366.
4. Там же.
5. Там же. С. 351, 357, 382–383, 449.
6. Хронологический указатель указов и правительственных распоряжений по губерниям Западной России, Белоруссии и Малороссии за 240 лет, с 1652 по 1892 год / Сост. С.Ф. Рубинштейн. Вильна, 1894. С. 310.
7. Там же. С. 340–341.
8. Там же. С. 106–107.
9. Там же. С. 154–155.
10. Там же. С. 128.
11. Там же. С. 130.
12. Там же. С. 134.
13. Там же. С. 136.
14. Там же. С. 157.
15. Юхо Я. Статут Вялiкага Княства Лiтоўскага, 1558 // Энцыклапедыя гiсторыi Беларусi. Мн., 2001. Т. 6. Кн. 1. С. 416–417.
16. Киштымов А. Германские капиталы и немецкие предприниматели в экономике Беларуси XIX – начала XX в. // Беларусіка–Albaruthenica. Кн. 7. Беларуска-нямецкае грамадска-культурнае ўзаемадзеянне: гісторыя, сучаснасць, перспектывы / Рэд. Л. Кулажанка, А. Мальдзіс і інш. Мн., 1996. С. 13–21; Ненадавец А. Нямецкія спецыялісты – будаўнікі Бабруйскай крэпасці // Там же. С. 21–24; Банькоўскі-Цюліг М. Судакрананнi памiж Беларуссю i Швейцарыяй // Там же. С. 25–30; Цітоў В. Нямецкая дыяспара ў Беларусі ў ХІХ – пачатку ХХ ст. // Там же. С. 105–107; Елінская М. О’Руркі, ірландскія графы, у Беларусі // Беларусіка–Albaruthenica. Кн. 14. Беларусь–Ірландыя: Матэрыялы навуковага семінара «Беларуска-ірландскія гістарычна-культурныя сувязі» (Мінск, 1999) / Рэд. А. Мальдзіс і інш. Мн., 2000. С. 93–99; Лялькоў І. Жыльбер дэ Ланаа: фламандзец у Вялікім Княстве Літоўскім пачатку XV ст. // Беларусіка–Albaruthenica. Кн. 23. Беларусь–Бельгія: Грамадска-культурнае ўзаемадзеянне. Матэрыялы Міжнароднага «круглага стала» (Мінск, 18–19 мая 2001 г.) / Рэд. А. Мальдзіс і інш. Мн., 2002. С. 47–52.
17. Елинская М.М. Веберы де Линбурги, дворяне белорусские // Архивы и делопроизводство. 2000. № 5. С. 130–134; Хурсік В.У. Род Офенбергаў у гісторыі Беларусі // Беларускі гістарычны часопіс. 2002. № 6. С. 38–45; Валахановіч А.І. Графы фон Гутэн Чапскія на Беларусі. Мн., 2003; Катлярчук А. Швэды ў гісторыі й культуры беларусаў / 2-е выд., папр. і дап. Вільня, 2007; Урублеўскі В.В. Род галандскіх дваран Гартынгаў на Беларусі // Архіварыус: Зборнік навуковых паведамленняў і артыкулаў. Вып. 7 / Рэд.: Ю.М. Бохан [і інш.]. Мн., 2009. С. 258–266.
18. Елинская М.М. Источники о дворянских родах западноевропейского происхождения в белорусских губерниях конца XVIII – начала XX вв. Автореферат диссертации … канд. ист. наук. Мн., 2005.
19. Шишов А.В. Знаменитые иностранцы на службе России. М., 2001; Позняк Т.З. Иностранные подданные в городах Дальнего Востока России. Вторая половина XIX – начало XX в. Владивосток, 2003; Чеснокова А.Н. Иностранцы и их потомки в Петербурге: немцы, французы, британцы, 1703–1917: историко-краеведческие очерки. СПб., 2003; Вишняков-Вишневецкий К.К. Иностранцы в структуре санкт-петербургского предпринимательства во второй половине XIX – начале XX века. СПб., 2004; Дённингхаус В. Немцы в общественной жизни Москвы: симбиоз и конфликт (1494–1941) / Пер. с нем. В. Дённингхауса. М., 2004; Приб А. Немецкие колонисты России. 1763–2006. Исторический очерк. Аугсбург, 2007.
20. Немцы в России: историко-культурные аспекты. Сборник статей / Редкол.: Т.Г. Биткова (отв. ред.) и др. М., 1994; Немцы в России: люди и судьбы. Сборник статей / Редкол.: Л.В. Славгородская (отв. ред.) и др. СПб., 1998; Немцы в России: петербургские немцы. Сборник статей / Редкол.: Г.И. Смагина (отв. ред.) и др. М., 1999; Немцы в России: русско-немецкие научные и культурные связи. Сборник статей / Редкол.: Г.И. Смагина (отв. ред.) и др. М., 2000; Немцы в России: российско-немецкий диалог. Сборник статей / Редкол.: Г.И. Смагина (отв. ред.) и др. М., 2001; Немцы в России: три века научного сотрудничества. Сборник статей / Редкол.: Г.И. Смагина (отв. ред.) и др. СПб., 2003; Немцы в Санкт-Петербурге (XVIII–XX века): биографический аспект. Сборник по материалам постоянно действующей научной конференции «Немцы в Санкт-Петербурге: биографический аспект» / Сост. Т.А. Шрадер. СПб., 2003. Вып. 1; Голландцы и бельгийцы в России. XVIII–XX вв. / Под ред. Э. Вагеманса, Х. Ван Конингсбрюгге; Пер. Д. Сильвестрова. СПб., 2004.
21. Вишняков-Вишневецкий К.К. Иностранцы в структуре петербургского предпринимательства (1860-е гг. – 1914 г.). Автореферат диссертации ... докт. ист. наук. СПб., 2005; Щеголев Ю.П. Иностранцы на военной службе в России в правление Екатерины ІІ. Автореферат диссертации ... канд. ист. наук. М., 2005.
22. Немцы России: энциклопедия. Т. 1 (А–И) / Редкол.: В. Карев и др. М., 1999.; 2004. Т. 2 (К–О) / Редкол.: В. Карев и др.; 2006. Т. 3 (П–Я) / Редкол.: О. Кубицкая и др.; Немцы России: Населенные пункты и места поселения. Энциклопедический словарь / Сост. В.Ф. Дизендорф. М., 2006; Аннотированная опись дел Саратовской конторы иностранных поселенцев / Под ред. И.Р. Плеве. М., 2000. Т. 1; 2002. Т. 2; Немцы в России: конец XVIII – начало XX века. Каталог документов Российского государственного исторического архива. Т. 1 / Редкол.: А.Р. Соколов (отв. ред.) и др. Эссен, 2002; Немецкие населенные пункты в СССР до 1941 г.: География и население. Справочник / Сост. В.Ф. Дизендорф. М., 2002; Немецкие населенные пункты в Российской империи: География и население. Справочник / Сост. В.Ф. Дизендорф. М., 2006.
23. История российских немцев в документах (1763–1992 гг.) / Сост. В.А. Ауман, В.Г. Чеботарева. М., 1993; Немцы в Сибири: Сборник документов и материалов по истории немцев в Сибири, 1895–1917 / Сост. П.П. Вибе. Омск, 1999; Немцы-колонисты в Век Екатерины / Сост. E.E. Лыкова, М.И. Осекина. М., 2004; Немцы в истории России: Документы высших органов власти и военного командования. 1652–1917 / Сост. В.Ф. Дизендорф. М., 2006.
24. Лиценбергер О.А. Евангелическо-лютеранская церковь святой Марии в Саратове (1770–1935). Саратов, 1995; Голландская реформатская церковь в Санкт-Петербурге (1717–1927): Сборник статей / Пер. с голланд. Е. Толстой при участии С. ван Халсема. СПб., 2001; Лиценбергер О.А. Римско-католическая Церковь в России: история и правовое положение. Саратов, 2001; Курило О.В. Лютеране в России (XVI–XX вв.). М., 2002.
25. Описание всех, обитающих в Российском государстве, народов, их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, упражнений, забав, вероисповеданий и других достопамятностей. В 4-х частях. СПб., 1799; Клаус А.А. Наши колонии. Опыты и материалы по истории и статистике иностранной колонизации в России. Вып. I. СПб., 1869; Велицын А.А. Немцы в России. СПб., 1893; Довнар-Запольский М.В. Задачи экономического возрождения в России (Русско-германский товарообмен и бельгийская промышленность). Киев, 1915.
26. Основной комплекс документов по Гродненской губернии сосредоточен в Национальном историческом архиве Беларуси в г. Гродно; по Виленской губернии – в Государственном историческом архиве Литвы в г. Вильнюсе.
27. Несмотря на то что законодательные акты высших органов власти публиковались в Полном своде законов Российской империи (I–IV собрание) и в других изданиях, считаем правомерным включение этих документов в данный сборник, т.к. они дают представление о правовой базе жизни и деятельности иностранных подданных и помогают в понимании и осмыслении документов других разделов сборника.
28. Права иностранцев // Энциклопедический словарь / Изд. Ф.А. Брокгауз, И.А. Эфрон. СПб., 1898. Т. 48. С. 847–848.
29. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Минская губерния. Часть II / Сост. И. Зеленский. СПб., 1864. С. 73.
30. История российских немцев в документах.... С. 7.
31. Сехович В. Ностальгия по инвестициям, или Кто и сколько инвестировал в экономику дореволюционной Беларуси? // Белорусская деловая газета. 2000. 19 октября. № 66. С. 6.
32. Дудкоў Д.А. Аб развіцці капіталізму ў Беларусі ў другой палове XIX – пачатку XX стагоддзя. Мн., 1932. С. 148.
33. Болбас М.Ф. Промышленность Белоруссии. 1860–1890. Мн., 1978. С. 120.
34. Мирочицкий Л.П. Белорусско-чехословацкие культурные и научные связи. Мн., 1981. С. 17.
35. Шепелев Л.Е. Акционерные компании в России. Л., 1973. С. 179.
36. Собрание узаконений и распоряжений правительства, 1915 г. Пг., 1915. Отд. I. С. 564–568.
37. То же, 1916 г. Пг., 1916. Отд. I. С. 1511–1513.
38. Довнар-Запольский М.В. Задачи экономического возрождения России… С. 59.
39. См., например: Повстанческое движение в Гродненской губернии 1863–1864 гг. / Сост. Т.Ю. Афанасьева [и др.]; под ред. Д.В. Карева. Брест, 2006.